Российское объединение инкассации
Центрального банка Российской Федерации
  • НОВОСТИ
    ОБЪЕДИНЕНИЯ
    «РОСИНКАС»

ПРЕЗИДЕНТ ОБЪЕДИНЕНИЯ «РОСИНКАС» О.В. КРЫЛОВ ДАЛ ИНТЕРВЬЮ "РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ" О «ТРОТУАРНЫХ» РИСКАХ

07.10.2016

КТО ЗАБИРАЕТ ДЕНЬГИ

Глава РОСИНКАС Олег Крылов: Пока существует неучтенный рынок наличности, будут и "черные" инкассаторы

Для инкассаторских машин в России могут появиться выделенные парковочные места.

Российское объединение инкассации (РОСИНКАС), работающее в системе Банка России, обратилось с таким предложением в Госдуму. Это нужно для того, чтобы перевозчикам ценностей не приходилось проделывать большой путь с чемоданами денег и боевым оружием от банка или магазина до машины, пояснил в интервью "Российской газете" глава РОСИНКАС Олег Крылов.

Он также рассказал, сколько денег может увезти один бронированный "КАМАЗ", чем отличаются "белые", "серые" и "черные" инкассаторы, почему на них часто нападают и по какой причине при приеме инкассаторов на работу не используется детектор лжи.

Не проходит и месяца без новостей об ограблении банков, взломе банкоматов или нападении на инкассаторов. Таких случаев действительно стало больше?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Да, к сожалению, тенденция к росту есть. Преступники проявляют все больше интереса к перевозчикам денег, к местам хранения наличности и ценностей.

По данным правоохранительных органов, которыми мы располагаем, в 2015 году было зафиксировано чуть больше 2,8 тысячи преступлений в сфере наличного денежного обращения. Рост по сравнению с 2014 годом составил 20 процентов.

В нынешнем году только за первые шесть месяцев произошло свыше 2,5 тысячи таких инцидентов. Так что по итогам года снова будет рост.

У преступлений в сфере наличного денежного обращения есть своя особенность. Их отличают тщательное планирование, изучение маршрутов и времени движения машин, в ситуации, когда речь идет о нападении на инкассаторов, - четкое распределение ролей среди членов преступных группировок и полное безразличие к человеческой жизни. Если говорить простым языком, преступники готовы на все, чтобы добиться своей цели.

Как обстоит дело с существованием на рынке денежных перевозок "черных" и "серых" инкассаторов?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Проблема никуда не исчезла. Многие организации продолжают пользоваться услугами "серых" инкассаторов.

Как правило, это коммерческие структуры, которые не хотят лишний раз "светить" перед третьими лицами свои финансовые операции, поскольку у контролирующих и правоохранительных органов могут возникнуть вопросы. Или просто экономят, как некоторые мелкие кредитные организации.

Поэтому обращаются в частные охранные предприятия, из которых в основном и состоит "серый" сегмент рынка перевозки наличных денег. ЧОПам в основной их массе нет никакого дела до того, что они перевозят. Они, в отличие от нас, не требуют документы, подтверждающие легальность происхождения средств. Это удобно. К тому же демпингуют - расценки могут быть ниже в 3 - 4 раза.

Но именно "серые" инкассаторы чаще всего становятся мишенью для преступников. Причина в том, что подготовка частных охранников в разы уступает той, которую проходят профессиональные инкассаторы.

"Черная" инкассация тоже существует. Замечательно у братьев Стругацких сказано: за "серыми" всегда приходят "черные". Вот и у нас так. Это самый непрозрачный сегмент рынка.

Как правило, в этом случае перевозкой занимаются обычные курьеры. Нанимающие их организации сознательно идут на риск, что их деньги могут не доехать до места назначения, поскольку им есть что скрывать. Такие перевозчики - самая легкая цель для преступников. Сообщения о нападении на них тоже часто появляются в милицейских сводках. Так что ситуация на рынке инкассаторских услуг далека от идеала.

Какую долю рынка занимают "серые" и "черные" инкассаторы?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Сложно оценить. Несколько лет назад на трассе в средней полосе России была остановлена машина - обычные Жигули, на которых похитили бюджет среднего российского города. Вот и попытайтесь представить себе масштабы.

Почему эту проблему не удается решить?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Это не входит в наши полномочия. Скорее, это дело правоохранительных органов.

Но вопрос очень сложный, прежде всего с точки зрения экономики. Пока существует неучтенный рынок наличности, будут и "неучтенные" инкассаторы.

На какие расстояния РОСИНКАС перевозит деньги? И каков суточный оборот?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Согласно нашим ведомственным инструкциям, утвержденным Банком России, мы на автомобилях работаем в 500-километровой зоне. Реально можем и дальше везти - до полутора тысяч километров. Бывают такие внезапно возникающие задачи и какие-то специальные поручения.

Возим не только машинами, но и железнодорожным транспортом. Суточный объем перевозок может достигать свыше 90 тонн.

А по воздуху?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Тоже. Особенно в республиках Северного Кавказа, в труднодоступных районах. Воздушный транспорт мы арендуем. Свои самолеты и вертолеты содержать дорого.

Сбербанк предлагал ввести для инкассаторов единый автомобиль. Что думаете?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Территория страны настолько велика, и условия применения спецтранспорта настолько различаются, что мне кажется, эта идея на практике неосуществима. Мы перевозим резервные фонды. В этом случае задействуются крупногабаритные, специальным образом подготовленные машины. Эдакие танки на колесах, "поднимающие" 10 - 13 тонн.

В других ситуациях бывает достаточно просто хорошего автомобиля грузоподъемностью 1 - 2 тонны. Но иногда приходится заезжать в такие места, где только старый добрый отечественный "УАЗ" и способен пройти. О каком едином автомобиле в таких условиях можно вести речь?

В прошлом году РОСИНКАС обращался с просьбой вывести инкассаторские грузовики из-под действия системы "Платон". Удалось?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: К сожалению, нет. Так что, перевозя государственные деньги, мы сегодня вынуждены за это еще и доплачивать. Но, по крайней мере, нас избавили от необходимости сообщать о маршрутах передвижения наших грузовиков, пунктах въезда и выезда на федеральные трассы.

Теперь мы озабочены решением другого вопроса, связанного с так называемым тротуарным риском.

На инкассаторов обычно нападают в людных местах. Чем меньше инкассатор идет от места, где он получает деньги, до машины, тем меньше вероятность, что он сам окажется объектом нападения и не пострадают люди вокруг. К сожалению, в городах-миллионниках в последнее время появилось много выделенных полос. Нашим инкассаторам приходится оставлять машину достаточно далеко от точки инкассации и идти по тротуару. Идти с деньгами и с боевым оружием, применение которого в людных местах несет большие риски.

Мы считаем необходимым изменить правила дорожного движения, сделать выделенные места для инкассаторских машин, как это сделано в других странах, например во Франции. Надеемся, что нас услышат.

Банк России проводит эксперимент, связанный с передачей функций по обработке и хранению своих денег коммерческим организациям. Ваша работа в связи с этим как-то изменилась?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: В связи с упразднением управления спецперевозок Банка России функции по перевозке резервных фондов, в том числе железнодорожным транспортом, полностью передали нам. Теперь эту задачу главным образом выполняет Московское региональное управление РОСИНКАС, хотя и другие подразделения задействованы.

Приходится много вывозить ветхих банкнот, завозить новые для резервных фондов. А это зарплата бюджетникам: учителям, врачам, военным, силовикам. Нагрузка очень высокая и ответственность большая. Стараемся соответствовать.

Но вот в этом эксперименте наше участие только планируется.

ПОЧЕМУ ИНКАССАТОРЫ НЕ ИСПОЛЬЗУЮТ ДЕТЕКТОР ЛЖИ

Как готовят инкассаторов?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: У нас существует свой учебный центр. Инкассаторы проходят серьезную физическую подготовку, учатся владеть приемами рукопашного боя и обращаться с оружием.

Кроме того, мы недавно взяли в штат психолога. Он займется психологической подготовкой инкассаторов. Иметь одновременно оружие и большие деньги - это большая психологическая нагрузка на человека.

Мы очень внимательно относимся к подбору кадров. Основной костяк составляют бывшие сотрудники правоохранительных органов или военнослужащие.

У нас много сотрудников, которые служили в подразделениях спецназначений. Это воздушно-десантные войска, внутренние войска МВД России. Приоритет при приеме на работу отдаем тем, кто проходил службу в вооруженных силах. Если и бывают исключения, то в основном в отдаленных районах страны, где просто дефицит людских ресурсов.

Много ли случаев, когда сами инкассаторы похищали деньги при перевозке?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Они единичны, и суммы небольшие на фоне тех объемов, которые мы перевозим и храним. Мы проводим большую профилактическую работу. Упор делаем на то, что наказание неотвратимо. Подавляющее число наших сотрудников понимает свою ответственность.

Детектор лжи при приеме на работу используете?

ОЛЕГ КРЫЛОВ: Нет, в настоящее время я выступаю против, хотя нам часто это предлагают. Во-первых, с точки зрения законодательства это сложно - как потом человеку объяснить, что мы его не взяли из-за того, что использовали детектор лжи? Во-вторых, использование подобной аппаратуры требует особых навыков, специальных методик, особым образом подготовленных специалистов. А в противном случае детектор ведь и обмануть можно. Я, например, знаю как.

СПРАВКА

Российское объединение инкассации работает по всей России и обслуживает более 90 тысяч организаций. В РОСИНКАС работают свыше 17,9 тысячи человек, автомобильный парк насчитывает более 5200 транспортных средств. Ценности перевозятся на легковых автомобилях и грузовых бронированных машинах. В том числе отечественного производства. Таких как "Камаз 4308", "КамАЗ-65115", "ГАЗ-2705", "УАЗ-3962".

Автор: Юлия Кривошапко

Российская газета (rg.ru), Москва, 7 ноября 2016, Федеральный выпуск № 7120 (250)